В Дурмстранге мы обломались. Да, я с первого взгляда понял, что в этой школе Петр не мог учиться по определению. Хотя бы по той причине, что не преподавали в ней французского языка. А Петя на нем шпарил - будь здоров. Конечно, можно было подумать, что он дома так навострился разговаривать, но я чувствувал неким чувствительным местом, что в Бобатоне мы что-то выясним. Видимо, меня так от французского вштырило.
Ага, Петька периодически начинал на нем изъясняться, я ни фига не понимал, но штырился капитально. Такой язык смешной и в то же время звучный. А в сочетании с петькиным голосов - вообще трендец. Настоящие курсы французского.
Пока мы дождались письма от фрау Шульц, прошло какое-то время.
Но мадам Максим, директор Бобатона, великодушно согласилась нас принять.
И вот, в оговоренное время, мы аппарировали в последнюю из крупнейших школ, тая смутные надежды на то, что нам в этот раз повезет.

@темы: Бобатон